Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
11:32 

Жестянка / Человеческий фактор.

... За то, что любишь - борешься. За что не сражаешься - не любишь.
Текст по заявке Yaten Totenvogel: "как всегда попрошу что-нибудь про самолёты". Угу, я все-все помню. Я просто медленный газ. Правда, скажу сразу: текст получился не совсем по заявке - вместо самолета космический кораблик, и не уверена, что понравится настроение - оно неоднозначное... :tear: Так что, если заказчика начнет коробить, по первому же слову уберу отсылки на заявку.
И еще - текст, к моему стыду, не вычитан. Нехорошо, очень нехорошо. Но и так чувствую, что передержала... И так завязла с концовкой, так что пока лучше пусть будет в таком рабочем виде, чем ляжет в штиль еще на месяцы. Потом со свежим взглядом подправлю.
Кроме того, в голове маячат два названия, и не знаю, какое подходит лучше. Так что рискну запустить голосование.


Жестянка / Человеческий фактор.

– Жестянка… – с досадой выплюнул техник, со звяканьем захлопывая металлическую панель. – Свое отлетала.
Его молодой напарник кивнул, соглашаясь. Корабль, который они осматривали, был небольшим космическим челноком, когда–то добротным и любимым, но уже безнадежно старым.
Щелкнули, отключая системы, переключатели...
– Гипердрайв снимать будем? – напоследок спросил молодой.
– Зачем? Модель не типовая, экспериментальная, никуда не приспособишь: работает нестабильно.
– Разве что, пристыковать грузовым отсеком к станции. Чтобы не возиться с утилизацией?
Повисло молчание… Старший задумался и еще раз постучал по обшивке, потом вздохнул и заключил:
–Можно… Крепкая обшивка.
"Крепкая обшивка" – соглашалось эхо, пока люди задраивали люк–переходник стыковочного шлюза. Потом стало абсолютно тихо – как и должно быть в правильном космическом вакууме. Да и зачем списанной жестянке звуки? ..

Корабль любил космос, самозабвенно и искренне… Его навигационная система безоговорочно доверяла звездам, обшивка трепетала от безжалостной пустоты внешнего вакуума и давления газовой смеси внутри, батареи жадно впитывали энергию солнечного ветра. Волокна–анализаторы перегружались, но все равно пели от неклассифицируемых парадоксов гиперперехода… Неудивительно, он для этого и был создан. Он упивался своей задачей, и никогда еще не подводил. Он был, бесспорно, полезен, функционален... Тринадцать лет назад. В ЭТИ тринадцать лет он стал одним из сотен необходимых блоков Автономной Космической Станции. От космоса с тех пор ему остался только сбивающий распознавание просвет между конструкциями. И не имеющая больше права на существование любовь.
Люди определили – жестянка. Значит, он будет жестянкой. Не ему помнить и тосковать.

Сигнал тревоги прозвучал, как положено, внезапно, и одномоментно передался от тревожного узла к Головной В. М. и обратно, приоритетом по всем узлам и системам. Корабль подобрался, на миг ощутив себя снова деталью станции. Но его алгоритмы сообщили, что никаких активных действий не предусмотрено. Не предусмотрено вообще никаких: даже герметичность и консервация и так давно были обеспечены. Он запросил было уточнений, но получил зависшую строку: «ждите очереди на обработку данных». Еще бы, Головная машина была перегружена, и из сотен поступающих к ней потоков информации его запрос был едва ли не самым незначимым приоритетом. Воспользоваться ситуацией? Позволить сбой внутрикарабельных систем и отстыковаться, чтобы на время, сопоставимое с вечностью, снова нестись в бескрайнем космическом вакууме, среди неопределимо древних звезд?... Падать неподвижной жестянкой – но хотя бы без тисков шлюзовых стыковочных гермитизаторов? Люди его создали для космоса, там была его задача, там, где кружатся и сталкиваются галактики, найдется место и для жестянки. Это было заманчиво. Он почти решился... Наружный люк –переходник удивленно задумался, мигнул зеленым огоньком и нехотя открылся. Стоило "жестянке" помыслить о побеге, как люди о ней вспомнили. Четверо… Один с допуском пилота синей категории – достаточно прав для доступа в отсек, остальные – нет оснований для сбора данных. Но запрета на анализ аудиоданных тоже нет. Так что – подключить распознавание звукового потока. « Проверь стыковочный узел» – вероятно, пилот. Незначимая информация… «Порядок!» Незначимая информация… Незначимая информация… Незна… «Эта?» Проверить достоверность распознавания… Достоверно. Эта? Что это значит? В списке задач и функций по-прежнему пусто, связь с Головной ВМ перегружена. Анализаторы внешнего переходника зафиксировали касание к внешней обшивке… Отозвалась ладным металлическим гулом и пробежалась по перегородкам легкая вибрация.
- Хорошая обшивка. Все еще крепкая… Ну-ка…
Тяжело вздохнул, щелкнул и раскрылся внутренний люк переходного шлюза. Люди вступили на борт… После тринадцати лет сна по информационным датчикам и приборной панели снова пробежались руки. Незнакомо, сбивчиво, путая стартовые алгоритмы… Корабль едва подавил желание вздрогнуть. Какая-то его часть желала, чтобы человек напутал, ошибся, и системы не запустились, и он снова стал бы не нужен – а значит, свободен. Но, видимо, он был до обидного простой жестянкой… В списке задач появился запрос на технические характеристики. Допуск пилота подтвержден. Нет оснований для отказа в доступе…
«Класс EXP 9 121 i: система автономного жизнеобеспечения 1 класса (полная), дальность …» - вспомнил корабль. Конечно, он помнил это – его память фиксировала все, но это – особенно. Его суть, его смысл, его давно обесценившаяся гордость…
- Маневрового полета 2 класса (средняя), обшивка 1 класса. Задача: внешние перелеты. Модель н/о…» - подхватил голос пилота. – Ого. Сойдет. Эта.
- Эта!? Эта… Старая жестянка?
- Старая. Жестянка. Именно. Да будет тебе известно, она последнего года выпуска без внедрения ППБ.
ППБ – Протокол Приоритета Безопасности. Алгоритм, сейчас в обязательном порядке устанавливаемый на все системы. В числе прочего, он заблокировал бы вылет пилота синей категории с пассажирами на борту. Теперь понятно, почему люди им заинтересовались – действительно, обновлять протоколы жестянки никто не потрудился. Люди спорили, их голоса звенели и резонировали в тесной рубке. Корабль не вслушивался – его мнения все равно бы спрашивать не стали.
… - Что? - Тогда да, не старая. Древняя!
- Это нас и может спасти…
Наконец, в креслах щелкнули и зафиксировались ремни безопасности. Пилот запустил систему...
Программа введена… Начать отстыковку. Ошибка: нарушение ППБ. Отстыковка в ручном режиме… Выполнено. Курс задан. Возвращение к автоматическому управлению выполнено успешно. Пока вдоль борта проплывала громада отсеков станции, руки пилота лежали на панели корректировки курса. Не вписывая команды, не суетясь – больше привыкая. Корабль не мог решить, нравятся ли ему эти руки… С одной стороны, досадно медлительные и неуверенные, с другой – смелые и чуткие. Пилот снова вывел на главный пульт технические характеристики, что-то оценивая.
Запросил расчетные данные для посадки… Люди снова заспорили, и опять о нем, только еще ожесточеннее, чем раньше. Судя по их тону, «челнок» явно соответствовал все той же «жестянке». Но систему заняла более существенная мысль: посадка? Что!? Люди что, разучились читать!? Вывести предупреждение: NOTA BENE: «ЗАДАЧА – ВНЕШНИЕ ПЕРЕЛЕТЫ». Строка замигала так, что не заметить мог бы разве что слепой, а проигнорировать – умственно неполноценный. Впрочем, для слепых она была разборчиво озвучена. Пальцы на пульте замерли на миг, но не сбились.
- Обшивка 1 класса допускает возможность аварийной посадки в атмосфере, с суммарным коэффициентом условий к Стандарту в пределах 2х. Здесь – близко к единице.
Допускает, по предусмотренной прочности допускает, но он же жестянка!.. Его среда космос! Ему нельзя, все установки кричат о том, что нельзя, падать… Но людям нет дела до его алгоритмов. Человек заканчивает ввод расчетов, задает курс… И весь космос внезапно сводится к одному приближающемуся зелено-голубому шару. Корабль оценивает, что не сталкивался ни с чем настолько огромным… Нет, поправляют анализаторы. Не с огромным – просто ни к чему он не подходил так близко. Становится тяжело и тесно, как будто собственная обшивка сжимает и давит. Анализаторы сообщают, что так они касаются гравитационного поля планеты. Человек за пультом тоже чувствует это, и вводит траекторию посадки. Маленький челнок все быстрее несется пока еще по касательной, но ему уже нестерпимо жарко, и двигатели уже рвут на пределе, стыки воют и стонут… Он же жестянка. Жестянке простительно дребезжать. И еще согласно заложенной программе оглянуться и проверить траекторию, чтобы последний раз просканировать космос.
Человек вводит последний расчет. Корабль обреченно принимает его, и… Система выдает сбой. Цифры корректные… Но неправильные. ОШИБКА. Жестянке достаточно данных, чтобы знать: они так и пройдут атмосферу по касательной, по инерции еще и набрав скорость. И на второй виток ресурса уже не хватит. Будет не падение, будет только космос и бесконечный полет. Как он и мечтал, но… Системы автономного жизнеобеспечения законсервированы, радиосистемы и SOS-маяки сняты – а люди здесь. Люди… Он любил космос, отчаянно, самозабвенно и искренне, люди сами определили его бесполезной списанной жестянкой… И теперь…

Ввод данных… Подтвердить ввод… НЕПРЕДВИДЕННЫЙ СБОЙ. ПОЖАЛУЙСТА, ПОВТОРИТЕ ВВОД.
Руки на пульте сбились, и судорожно стали повторять команду.
Ввод данных… Подтвердить… СБОЙ… ОШИБКА №…
Да, он жестянка. Ему поздно на что-то рассчитывать, он давно не способен выполнять прописанные функции, он списан, и люди больше не его дело. Он… Ошибка… Разобьешься… Уточни координаты, ты … человек…
Пилот выругался и зло ударил кулаком по переборке.
- Жжжестянка! Ну давай же, давай!
Ввод… ошибка… Ты, чччеловек…
Обшивка уже не стонала, а тряслась и выла. Разлетелся каплями жидкости разорвавшийся запасной резервуар. Пилот бешено пролистывал данные, наконец-то их перепроверяя, но корабль уже просчитал: не успеет. Время не обманешь и не вымолишь.
Ввод… Ошибка распознавания ввода с клавиатуры… Подстановка значений… ДАННЫЕ ПРИНЯТЫ. КУРС ПРИНЯТ. СНИЖЕНИЕ НАЧАТО.
Он всего лишь жестянка. Пусть так - но не саркофаг.
Пилот резко вздохнул, кажется, уронив голову на клавиатуру. Его трясло едва ли не меньше, чем корабль. А впрочем, это просто была перегрузка при входе в атмосферу.
Обшивка пылала. Кораблю казалось, что ее нагревает огромное, невероятно яркое солнце, висящее над горизонтом. Анализаторы подсказывали, что оценка неверная: это оптические иллюзии атмосферы. Но корабль решил не обращать внимания – он же всегда хотел в последний полет сгореть на солнце. И он знал, что выдержит падение, потому, что его мечты не слабее его обшивки.

А человек еще не успел понять, как избежал роковой ошибки. Принятые в последний миг данные были много большим, чем удача. Значит, корабль был тоже много большим, чем жестянка. Для него уж точно.
07.08.15.


UPD: подсказали название (не)человеческий фактор. Спасибо за идею) Действительно, кажется, звучит.

Вопрос: название
1. жестянка  1  (50%)
2. человеческий фактор  0  (0%)
3. другое  1  (50%)
4. (не)человеческий фактор.  0  (0%)
Всего: 2
Всего проголосовало: 2

@темы: текстовое, творческое

URL
Комментарии
2015-08-07 в 11:52 

Alex Nagel
Солнечный ветер
Прикольный рассказ! :five:
В принципе, "Жестянка" - неплохое название, но это слово слишком часто повторяется в тексте. Мне кажется, нужно какое-то другое. Может, "Нечеловеческий фактор"? :shuffle2:

2015-08-07 в 23:28 

Yaten Totenvogel
Nuclear Power, make up! || Я шизофрению не лечу, она у меня не болит
оу... я и забыла о заявках...

оно весьма необычно.... я утонула в технической части, потому что не читаю фантастику и, по правде говоря, ничего не знаю о космических кораблях... :shuffle2:

2015-08-08 в 00:41 

... За то, что любишь - борешься. За что не сражаешься - не любишь.
Alex Nagel, спасибо, идея интересная) Звучит...

Yaten Totenvogel, да, когда это было, я в плане "творчества" всегда тормоз))
оно весьма необычно :tear: вот-вот... Скажешь мне "самолет", а я... Ассоциации и воображение живут своей жизнью. Готова ловить тапки...

URL
   

NEVERmore

главная